Амурский гонщик Макар Черныш выступает в лучшей мировой дрифт-серии

Амурский гонщик Макар Черныш выступает в лучшей мировой дрифт-серии

Черныш Макар 2

В самой значимой серии (чемпионате) гонок по дрифту на автомобилях выступает благовещенский гонщик Макар Черныш. Недавно он выступал в Шанхае, затем добрался до Владивостока, где состоялась гонка D1 PrimRing GP. И лишь после этого оказался на родной амурской земле.

— Макар,  дрифт это…

— Управляемый занос.

— Мне это представляется риском, риском и еще раз риском.  Может потому, что я человек уже достаточно взрослый. Что вас привлекло в дрифте?

— Это был одиннадцатый или двенадцатый год. На картодроме у нас проходили соревнования по дрифту. Я не подозревал что это и как. Мне товарищ говорит: пойдем, посмотрим.  На тот момент я видел только фильм «Форсаж», но мне это казалось чем-то из фантастики, как они там едут боком. А когда увидел вживую, просто захотелось попробовать. Я до этого занимался спортом.

— Автоспортом?

-Нет, боксом. Тренером был Переверзев Геннадий Филатович. Захотелось попробовать. У меня была машина. Что-то из нее можно было сделать-поставить блокировку, механическую коробку передачи. И так как я привык твердо идти к цели, хотелось, чтобы  что-то получить из этого. Хотя бы пройти связку поворотов. Прошел связку поворотов — захотелось чего-то больше. Вот мы и начали в тринадцатом году строить такую машину. Выбор пал на Тойоту-Чайзер. Почему? Потому что мой друг Владимир Бурим, он же мой механик по сей день, больше всего разбирается в автомобилях и моторах таких марок.  Он занялся подготовкой автомобиля. Собрали мощный автомобиль. Но так как мы все это делали впервые, все равно все это было  сыро. Надолго мотора не хватило. Мы выехали в 2013 на одну гонку, потому что я не сторонник гонок на улице. Не скрою, я пробовал это делать, потому что в то время картодром был закрыт, это сейчас в любое время дня и ночи ты можешь туда попасть, потренироваться спокойно. Съездили на одну гонку, поговорили с теми, кто уже гоняет много лет. И уже в четырнадцатом  году мы собрали боевую тачку, на которой, на этом моторе я до сих пор езжу.

— То есть опыт пришел достаточно быстро? В смысле оборудования.

— Оборудование -да. Володя очень грамотный парень, много читает, соображает. Он очень чистоплотный. То есть он не закрутит болт, который лежит на полу. Или купит новый, или после бензинчика покрасит, а потом прикрутит. Единственное —  у нас была проблема с подвеской. Мы далеки от родоначальников дрифта -японцев, как грамотно настроить подвеску, какая развесовка  должна быть, как и какие запчасти должны прикрутиться. Какие стойки — жесткие, мягкие? У каждого свой подход. К этому мы и приходим по сей день. Это сложный процесс. Если забежать вперед… Я приехал из Шанхая. Моя машина осталась там, на арендной тачке выступал во Владивостоке. Я приехал, в этот же день у нас была квалификация. Мне надо было за три тренировочных круга обучить машину ездить. Соответственно мы успели турбину прикрутить, с подвеской, насколько смогли, поработать. И в итоге я на этой тачке доехал до финального дня соревнований. Неплохой результат: три дня я был в гонке.

— Вы выступаете на профессиональном уровне. Профессиональный подозревает, что или вы платите, или вам платят.

— Что касаемо России — мы платим стартовый взнос и нам платят, только если мы занимаем призовые места. То, что я выступаю сейчас за границей, у нас подписан контракт непосредственно с Японией. То есть я не вкладываю совершенно ни во что — перелеты, проживание, питание, транспортировка автомобилей – все на их плечах. И плюс нам обещанный гонорар.

— Полагаю, что подписание контракта не было случайностью? Через что вам пришлось пройти, чтобы попасть в поле зрения японцам?

— Во Владивостоке у нас трасса российской дрифт серии (РДС). Это самые престижные соревнования в России. Есть серия Запад, серия Восток. На востоке раз в год собираемся в Красноярске -это середина России. Там все регионы собираются, там катаемся. Во Владивостоке  три года назад подписали контракт с Японией  проводить раз в год чемпионат  D1 PrimRing GP  у нас. Приезжают сюда сильнейшие пилоты Японии, других стран и мы. Возвращаюсь к вопросу о подписании контракта.  Я не подозревал о том, что проводился какой-то отбор. Выбрали десять сильнейших пилотов России. После гонки мне пришло письмо, после нового года уже, что «поздравляем, вы в десятке. Сейчас будет проводиться отбор дальше. Подтвердите, если вам это интересно». Кто-то отказался. Соответственно, круг сузился. Вот так вот я и попал сюда. То есть они в момент той гонки, а я в том году неплохо там выступил, смотрели гонщиков, оценивали. Призового места не занял, но его очень сложно, если честно, занять. Крайне тяжело. Плюс у нас весь сезон катался Хибино Тэцуи. Это чемпион чемпионов. И в сезоне мне удавалось несколько раз объехать его. Соответственно он внес какое-то слово. «Вот парень что-то может». И наверное на этой гонке ему что-то понравилось. Все. Подписали контракт.  Правда даты переносили и переносили. Было не очень комфортно. Мы должны были уехать в апреле, а уехали только в сентябре. И я пропустил целый сезон.

— Нервотрепка.

— Да не то что нервотрепка, просто в руле надо быть.  Один раз только выступил во Владивостке, занял третье место. После машину отправили в Китай. Она сейчас в Шанхае, у меня там еще три гонки.

— Вам, получается, для поддержания формы еще надо иметь тренировочный автомобиль.

— У меня нет тренировочного автомобиля, поэтому так — в голове —  тренируюсь.

— У вас лицензии?

— У меня лицензия пилота  D1GP. Это сильнейшая дрифт серия в мире. Лицензия пилота РДС, российской  дрифт-серии. Лицензия пилота D1GP  китайской серии.

— Как много людей смотрит за вашими соревнованиями?

— Во Владивостоке в районе десяти тысяч, наверное, было.

— Удобный подъезд к трассе?

— Да, там очень здорово все. Там картинговая трасса, там боксы, там домики пожить, там трасса для дрифта. Там же ресторан. Это отдельный комплекс.

— У нас нереально что-то подобное проводить?

— Нет.  Организатор всегда хочет получить какую-то выгоду. У нас не получится билетики продавать. Так называемый амурский десант полезет смотреть отовсюду.

— Что из себя представляет шанхайский комплекс?

— В Шанхае — огромнейший экспоцентр. У него огроменная площадка. Они за счет трибун огородили всю площадку, люди со стороны уже не могут посмотреть, что там происходит. Техпарк тоже огородили. У нас там более 60 машин.

— То есть  трасса не бесконечно длинная?

— Один заезд длится секунд тридцать. Потом меняемся парами. У нас инициация заноса начинается при скорости 130 километров в час. Ты разогнался по прямой до 130 и нужно машину инициировать в занос.

— Насколько это опасно? Или в первый раз было опасно, второй раз?

— Смотря какая трасса. Стационарная, как у нас на картодроме, -ничего страшного нет.

— Но опасность всегда рядом…

— Сейчас в Шанхае  я разбился о бетонные блоки. У японцев весь изюм соревнований — это быстрый разгон, постановка автомобиля в занос и тебе нужно проехать вдоль стены. Прямо зацепляя ее. Если что-то пошло не так, то привет. У меня что-то пошло не так. Я прошел квалификацию, все здорово, я начал ехать. Первый заезд я выигрываю, когда вторым ехал. То есть я набрал баллы. Первым нужно было просто проехать. Комфортно. Но, видать, как всегда чего-то большего хотелось. А шли сильные дожди. Еще в Шанхае была трасса прикольная – с трамплинами. То есть ты разгоняешься, где-то третья передача под 100 км и там трамплин. Все четыре колеса отрываются. После него нужно выставиться в занос. Так и получилось. Я выставился и поймал андерстир — это снос передней оси, то есть не ты управляешь машиной. Ее начало сносить, потом машина ловит держак-зацеп и она ведет себя вообще неадекватно. Понятно, что ты вроде управляешь автомобилем и должен контролировать. Но всякое бывает. Сейчас во Владивостоке этот же Тэцуя Хибино также не справился на постановке и очень сильно разбил машину о бетонные блоки. Так и я прилип к ним. Видать, сильно хотелось хорошо проехать.

— Сколько раз в течение года пришлось стартовать?

— В прошлом году с апреля по октябрь шесть этапов плюс чемпионат России – семь выездов. А в гонке до какого топа доберешься.  Сколько бы ни было гонщиков, отбираются шестнадцать. Потом среди них -восемь, потом четыре и финал. Машины очень сильно устают за сезон.

— И каждый раз риск.  Чем поддерживаете нервную систему?

— Мне, наверное, много спорт дал. За ребятами наблюдаю — очень многие сильно волнуются. Не скрою — и я волнуюсь. Когда ты выезжаешь на такой уровень и от тебя люди требуют: Макар, все, давай! Ты должен. По идее я никому ничего не должен. Но хочется показать результат.

— Русская рулетка.

-Дрифт, на самом деле, это как повезет. Можно квалифицироваться далеко не первым, но попасть в удачную сетку.  Есть пилоты, с кем тебе комфортно ехать. А можно быть крутым, как я в Хабаровске в прошлом году: квалифицировался на первое место. Молодец! На следующий день выезжаю — у меня настолько пилот дебютант, что ты сам стоишь и думаешь «а что с ним делать?» Ты не можешь ему довериться. Чтобы показать красивый дрифт, надо полностью доверять, чтобы подъехать, отпилить ему дверь своим колесом.

— В отличие от  Формулы — 1 у вас нет вопроса с резиной?

— Есть. Погода, непогода, давление шин — это все приходит с опытом. И сейчас идет очень сильная гонка вооружений в плане шин. Мы не можем позволить себе некоторые марки шин, как Гамма, к примеру. Некоторые пилоты на таких ездят — баллон стоит в районе двадцати тысяч и выше. За гонку сгорает больше двадцати  колес.  Без финансовой поддержки гонки невозможны. Мы сейчас в Шанхае были — они специально под своих пилотов выпускают резину, которую ты никогда не купишь. Только под отдельного пилота выпускают, чтобы он добивался результатов. Данлоп-такая же история. Китайцы изобрели Ванли. Сверхкрутая резина. Но ты не можешь ее купить.

— Как переносите разлуку с домом?

— Если честно, последние два года, когда езжу профессионально, для меня лета не существует. Я живу от гонки к гонке. Казалось бы, отгонял и у тебя есть две недели. Но ты эти две недели занимаешься автомобилем, самим собой. И опять ехать надо. До Владивостока полторы тысячи километров — это  время нужно, чтобы  ехать.

— Физическую форму как поддерживаете?

— В спортзале.

— Не могу не спросить о семье.

— Семья есть, доченька есть. Переживают, смотрят трансляции. Она маленькая, конечно. Но мама показывает — вон папа. Она уже узнает мою машину. Я привожу  кубки – когда получается выиграть,-  мама говорит: папа сахарницу привез.

— Когда новый поход «за сахарницей»?

— Следующий старт в ноябре.

Владимир Смирнов

Черныш Макар Черныш Макар 3 Черныш Макар 2

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите также

142 боксёра приняли участие в дальневосточном турнире памяти В.П.Лихогры

В Благовещенске состоялся традиционный Дальневосточный турнир по боксу